Владимир Марин "ПРОСТО ДЕРЕВО ЖАЛКО"

Владимир Марин. Голуби. 2013. Дерево, акрил, размер вариативен
1
Владимир Марин. Снегири. 2013. Дерево, акрил, размер вариативен
2
Владимир Марин. Автомобиль. 2013. Дерево, акрил, размер вариативен
3
с 21/09/2013 по 20/10/2013
Однажды администрация Калуги взялась спиливать деревья в центре города. Зачем это было сделано - не очень понятно; только молодой художник Владимир Марин открыл, что в родном городе, в прямом смысле “под ногами”, он совершенно бесплатно получает прекрасный материал для своей новой работы. И  при этом оказывает посильную помощь муниципалитету в освобождении города от громоздких обрезков деревьев.
 
В своем первом проекте "Над заборами" Владимир уже совершил шаги в этом направлении, собирая остатки старых деревянных заборов для того чтобы использовать их в качестве основы для живописи, на которой отразилась память этих старых досок - видения и люди, которые мимо них проходили.
 
В новом проекте использованы уже не старые истрепанные временем доски со своей собственной историей, но свежие и веселые деревянные чурки, еще наполненные жизненными соками. Такой материал предопределил и форму -  ясную  и минималистическую, преднамеренно лишенную каких-либо воспоминаний о деревянных мистериях Коненкова и Эрьзи. У Марина чурки получаются простые и понятные, на срезах которых можно рассматривать годовые кольца. Сюжет тоже очень простой - в этих скульптурах отражается среда, в которой эти деревья выросли. Проезжавшие по улице автомобили. Прогуливавшиеся мимо старушки с авоськами. Беззаботные птахи, порхавшие когда-то по веткам. Сами деревья, тоже ставшие скульптурой, памятниками самим себе. Вот тут и наступило время припомнить того настырного и беззаботного деревянного человечка, которого вырубили из полена в маленьком итальянском городке. Потому что дизайнер по образованию Владимир Марин считает, что искусство должно быть столь же простым, что и рубка дров. С ним бы точно согласился и столяр Джузеппе по прозванию Сизый Нос. А мерзкого типа по имени Урфин Джус мы даже и вспоминать не станем.
 
Андрей Ковалев