Василий Слонов "Ватники Апокалипсиса"

Ватный завтрак. 2014. Объект, вата, ткань. 35 х 60 х 15 см
1
Пилаватная. 2015. Объект, вата, ткань. 120 х 30 х 4 см
2
Сад ватных камней. 2015. Объект, вата, ткань, мраморная крошка. 5 х 10 м
3
Кокошник Сбербанк. 2014. Металл, сварка, травление, смешанная техника. 100 х 40 х 15 см
4
Кокошник Кащенко. 2014. Металл, сварка, травление, смешанная техника. 100 х 40 х 15 см
5
с 18/09/2015 по 30/10/2015

"Если бы русские алхимики стали искать свой философский камень, и сделали бы все по книгам, и удача улыбнулась бы им по жизни, и древние боги им помогли, то они бы получили не золото. Увы, но трансцендентное строго конгруэнтно имманентному, как говаривал в таких случаях Гермес Трисмегист. И от себя не убежишь, как сказали бы люди, не знакомые ни с трансцендентным, ни с Трисмегистом, но прозревающие некую правду жизни. Наши евразийские алхимики не убежали бы от себя, и после тяжких опытов и великой удачи наверняка получили бы свое финальное вещество, сгусток русского космоса, его центр и его же предел – они получили бы вату.

И если уж впадать в детско-невинный грех язычества вот прямо сейчас, то поклоняться следует не Перуну и не Сварогу – ибо где они? Вы видели в своей жизни хотя бы одного живого Перуна? Или он встал на свое заслуженное место где-то между Тесеем и Дедом Морозом, и не сойдет в мир уже никогда? А вату, несмотря на ее сакральность, видели все.

Вата милостива. В краях, где изотерма января отрицательно, полоняться по-настоящему можно только тому, что греет. В цивилизации, от рождения согретой Гольфстримом, сложно до конца прочувствовать этот отчаянный культ теплоты. «На глади озера один на один сошлись наш ангел Алкоголь и их демон Кокаин» - поет классик. Все правильно, один из демонов тут скорее ангел, ибо Алкоголь дарит хотя бы иллюзию тепла, но Вата еще ближе к центру русского мира, ибо дарит его взаправду. С ящиком Водки в январской тайге можно умереть гордо, не пав на колени, а со старым добрым Ватником можно и выжить, причем не менее гордо.

«От тюрьмы и от сумы не зарекайся», - учит народная мудрость бытию-в-присутствии не хуже Мартина Хайдеггера, и предельные экзистенциальные состояния подстерегают нас за углом на зависть Жан-Полю Сартру. Ватник в России ассоциирован с экзистенциальным пределом жизни, там, где она уже мерцает вкраплением смерти – это одежда зэков, солдат, босяков. Часто ватник – последнее, что человек надевает в жизни. И когда он познает тайну смерти, сказать о ней некому – разве что шепнуть облегающей вате…

Как учит известный анекдот, что в России не собирай, получится автомат Калашникова. Но с еще большей вероятностью будет вата. Войны, революции, открытия и полеты – но все в итоге возвращается на круги своя, и снова падает снег, и снова те же слова и та же вата. «Православная этика и материя коммунизма» - так называется исследование философа Давида Зильбермана,  американофоба и русофила, запрещенного в Москве и жившего в Бостоне. Там о том, что здесь всегда одно и то же. Осталось добавить, что та самая материя нашего коммунизма, кажется, сейчас обнаружена. Ну конечно. Та самая вата, катать которую начали еще в Византии. 

Вата тепла, податлива, по большому счету она незлобива. Но ее проклятие идет рядом с ее благословением. Кто хотел бы уподобиться вате, стоять на ватных ногах, путаться в ватных мыслях? Ватный общественный институт не может работать как часы – никакой Левша не соберет четкий механизм из ваты. Там, где вата, всегда коррупция. Там, где вата, нет прямых линий, ясности, быстроты. Ватный человек всегда проиграет любую игру на скорость. Вата может погасить сильный удар, в ней застрянет Наполеон, ее не порвет зубами Гитлер, в ней увязли бы и фаланги Александра Македонского. Но вата и не ударит. Правда, она может задушить. Но поскольку ватные стратегии всегда путаны, она может задушить кого угодно, включая и тех, кого призвана согревать.

Беда и в том, что вата не эротична. Попробуйте соблазнить кого-либо посредством ваты, будь то мужчина, женщина, киборг или животное. Даже звери не купятся на такой секс-символ, не говоря уж о раскованных девах третьего тысячелетия. С ватой надо что-то делать.

Время неумолимо и когда-либо одолеет любое пространство. Российский ватный мир будет преобразован. Петровские реформы покажутся детским утренником. Но не уйдет ли вместе с ушедшим и что-то доброе? То, чему захочется поставить памятник?

Очень может быть. И мы знаем, из какого материала будет памятник. "

Василий Слонов

В экспозиции представлены объекты, инсталляция и живопись из серии "Ватники Апокалипсиса".